Зачем Луценко начал пугать Медведчука тюрьмой | Вести Украина

Зачем Луценко начал пугать Медведчука тюрьмой

1522173691_2Последние заявления генпрокурора могут служить лидеру «Украинского выбора» сигналом о том, что пора бежать к куму в Москву.

Было бы преувеличением сказать, что фамилия Виктора Медведчука сейчас у всех на устах. Но она точно уже на устах у генпрокурора Юрия Луценко. 26 марта он заявил в эфире «Свободы слова» на ICTV, что у ГПУ «есть вопросы к деятельности «Украинского выбора» как центра антиукраинской пропаганды». Луценко напомнил, что СБУ и органы прокуратуры за две недели до задержания Владимира Рубана и Надежды Савченко ликвидировали несколько «антиукраинских гнезд», которые «на деньги Москвы и по планам Москвы» организовывали подрывную деятельность в Днепре, Харькове, Львове, Киевской и Николаевской областях. Генпрокурор подчеркнул, что центром таких действий, по многим данным, может быть «Украинский выбор», возглавляемый Медведчуком, а затем добавил: «И мы действительно этим занимаемся больше года».

То есть организация Медведчука взята в разработку давно — еще до того, как стало известно о планах терактов Рубана и Савченко. Впрочем, судя по словам Луценко, надежных зацепок, достаточных для предъявления Медведчуку каких-то обвинений, на этом пути найдено не было. А вот когда были вскрыты заговоры Рубана и Савченко, такие шансы появились. Как заявил генпрокурор, вторая часть вопросов к деятельности «Украинского выбора» — «более серьезная, это возможная причастность самого господина Медведчука к деятельности и Рубана, и Савченко. Мы изучаем их вероятные контакты. Мы прекрасно понимаем, что Рубан и Савченко, даже если бы им удалось завербовать целый полк спецназа, не могли бы действовать отдельно от какого-то более глобального плана».

На этом Луценко не остановился, а описал свое видение этого плана по дестабилизации ситуации в Украине. Его частью, по мнению генпрокурора, являлись перекрытие центральных магистралей, попытки штурма Октябрьского дворца и т. п., предпринятые сторонниками Саакашвили, а следующим этапом мог стать теракт, готовившийся Рубаном и Савченко. «Вероятно, теракт в центре столицы должен был повлечь за собой наступление российско-террористических войск, в обозе которых двигался бы наш «легитимный» Янукович», — заявил Луценко. Он подчеркнул: «Глобальный план по изменению, устранению конституционного строя в Украине, я уверен, существует. И мы ищем этот мозговой центр».

Примечательно, что о том же самом Луценко говорил, выступая 22 марта в Верховной Раде с просьбой о даче согласия на привлечение Савченко к уголовной ответственности. Тогда генпрокурор выразил уверенность в том, что «террористический дуэт Рубана и Савченко» не является отдельным эпизодом, а координируется со всеми другими элементами антиукраинской деятельности. Луценко заявил, что главная задача СБУ и военной прокуратуры — «установить того кукловода, который заряжает листовками, деньгами, минами, гранатами против украинского государства», но фамилию Медведчука не назвал. «Сегодня только начало процесса, а не конец. Мы догадываемся, кто этот кукловод, ибо слышим тут лозунги так называемого «Украинского выбора». После этих слов Луценко депутаты в секторе «Народного фронта» стали скандировать «Медведчук!». А генпрокурор пообещал сделать все возможное, чтобы не просто назвать фамилию, а объявить о возбуждении уголовного дела и привлечении к уголовной ответственности «главного врага Украины, который организовывает этот внутренний подрывной антиукраинский фронт».

Однако уже в эфире ICTV Луценко не постеснялся назвать фамилию Медведчука. Есть несколько версий произошедшей перемены. Оптимистичная версия заключается в том, что показания против него дали задержанные и арестованные сообщники Рубана и Савченко (если не они сами). Кстати, на такую возможность генпрокурор намекнул, еще выступая в Верховной Раде. Он заявил, что очень рассчитывает на то, что члены антиукраинской сети признают свою вину, покаются «и назовут того, кто зарядил эти «торпеды» против нашего народа».

По скептической версии Луценко блефует, надеясь, что его карты, якобы припрятанные в рукаве, Медведчук не может проверить. В самом деле, кто знает, какими показаниями располагает следствие. Возможно, Луценко рассчитывает вызвать у Медведчука панику и надеется, что тот наделает ошибок. Или что тот сбежит в Москву к своему куму Путину и оттуда будет вещать о «политических преследованиях». В любом случае это поспособствует парализации сети «антиукраинских гнезд».

Однако не нужно забывать, что, несмотря на все очевидные политические дивиденды, которые извлечет власть и лично Порошенко уголовным преследованием Медведчука, последний по-прежнему некоторым образом ценен для президента. На большой пресс-конференции 28 февраля глава государства специально подчеркнул роль Медведчука в гуманитарной группе, которая занимается вопросом освобождения заложников. «Мы пытались применять различные каналы коммуникации. Начиная от военных и заканчивая церковью. Я должен признать, что наиболее эффективным оказался Виктор Медведчук. Знаете, почему? Потому что решение об освобождении принимает непосредственно Путин», — сказал Порошенко. И вряд ли с тех пор что-то принципиально изменилось.

Поэтому можно предположить, что сейчас мы наблюдаем личную игру Луценко. Известно, что он хочет вернуться к активной партийно-политической деятельности и не прочь променять кресло генпрокурора, обесценившееся из-за создания Госбюро расследований, на кресло главы БПП «Солидарность», которое весьма кстати остается вакантным с мая 2016 г. (его освободил Виталий Кличко после принятия нового закона о госслужбе, запретившего чиновникам категории «А» членство в партиях), или же реанимировать собственный политический проект. Но для этого Луценко нужно вернуться в политику из Генпрокуратуры не с пустыми руками, а с каким-нибудь громким достижением. А что может быть громче дела против Медведчука, который кум Путина, проводник его интересов и все такое. При этом вовсе не обязательно, чтобы у этого дела были реальные судебные перспективы: это уже будет проблемой не Луценко, а ГБР.

Наконец, можно упомянуть и версию самую фантастическую: дескать, Порошенко и Луценко совместно решили покарать Медведчука. Это возможно только в том случае, если Порошенко решил таким образом сжечь все мосты в отношениях с Путиным. Адепты этой версии указывают на то, что о связи Рубана с Медведчуком первым заговорил не Луценко, а глава СБУ Василий Грицак еще на брифинге 9 марта, сразу после задержания Рубана. Однако о том, что Рубан является человеком Медведчука, СМИ много писали задолго до того, как об этом поведал Грицак. Весь вопрос в том, будет ли дан ход этому делу или же вся собранная информация останется лежать неприкосновенным запасом в закромах СБУ и ГПУ.

Впрочем, сейчас ничего исключать нельзя. Порошенко умеет удивлять шагами, которых от него не ждут. Совсем свежий пример — заявление Порошенко о высылке 13 российских дипломатов, прозвучавшее через сутки после того, как первый вице-спикер Ирина Геращенко (достаточно близкий к президенту человек) выступила с разъяснениями о том, что Украина не высылает российских дипломатов, поскольку ответная мера — высылка из РФ украинских консулов — оставит украинских политзаключенных в РФ без поддержки. Как видим, желание Порошенко подчеркнуть свое неуважение к Путину перевесило возможные риски для узников Кремля (к слову, эти риски преувеличены, поскольку консульскую помощь по просьбе Украины могут оказывать сотрудники действующих в России посольств и консульств других стран).

Точно так же и в ситуации с Медведчуком желание Порошенко еще раз подчеркнуть свое неуважение к Путину может перевесить возможные риски для процесса обмена пленными. Однако в таком случае публичные анонсы Луценко о гипотетическом уголовном преследовании Медведчука были бы совершенно излишни. Все готовилось бы в тишине, без пиар-сопровождения. Поэтому пока что арест Медведчука по-прежнему стоит считать не более чем фантастикой. Ровно до тех пор, пока это не свершится на самом деле.



Загрузка...


Вам понравиться


Мы в Facebook