Вернувшиеся переселенцы: «Наш Донецк убит в прямом и переносном смысле» | Вести Украина

Вернувшиеся переселенцы: «Наш Донецк убит в прямом и переносном смысле»

Не от хорошей жизни в Донецк и другие оккупированные города востока Украины возвращаются переселенцы, покинувшие свои дома в разгар боевых действий. В оккупацию их гонят, в первую очередь, экономические причины – невозможность трудоустроиться на подконтрольных территориях, проблемы с выплатой пенсий и пособий, с арендой жилья.

Иногда не дает спокойно жить отношение некоторых окружающих, которые видят буквально во всех дончанах скрытых боевиков. И конечно – ностальгия и любовь к родным местам, ведь многим трудно забыть утопающие в зелени терриконы на горизонте, игру солнечных бликов на воде Кальмиуса и звук гудка-«будильника» на Донецком металлургическом заводе.

Однако, сэкономив на съеме жилья, бывшие переселенцы, а ныне – возвращенцы, столкнулись с другими неприятностями, гораздо более весомыми.

«Мы вернулись из Сум, куда уехали в 2015 году. Там у нас была съемная однокомнатная квартира, за которую. Мы платили 3500 гривен, одна работа на двоих – жена долго не могла устроиться по специальности, большая коммуналка. В общем, было трудно, очень трудно. Пожив там, решили приехать в Донецк – а вдруг, здесь все не так уныло, как нам рассказывали. Мы с лета в Донецке и до сих пор не можем прийти в себя, – рассказал веб-дизайнер Андрей. – Наш город убит в прямом и переносном смысле, это не тот Донецк, который мы знали. Люди реально нищие, старики еле выживают. Товары непомерно дорогие. Но самое главное – никто никому не помогает. Все напряженные, злые, разговоры только о нехватке денег. В общем, не очень мы выиграли от возвращения».

Для Светланы Горбенко шоком стало неимоверное количество комиссионных магазинов в оккупированных городах.

«Ощущение, что все снесли туда свои гардеробы в надежде получить выручку, – говорит женщина. – Я жила в нескольких городах в подконтрольной части Украины, так везде было достаточно много секонд-хендов, но не на каждом же углу и по дурным ценам! Еще стало очень много «наливаек»: дешевых кафешек, где наливают по 50 грамм страждущим под огурчик. Там ужасный запах и ужасные люди! И самое обидное, что вчера еще на этом месте был продуктовый или магазин одежды, а сегодня – уже «наливайка». А еще поразило, сколько же стало магазинов камуфляжа, просто уму непостижимо!»

Житель Киевского района Александр говорит, что вернулся только для того, чтобы выставить квартиру на продажу.

«Вечером я смотрю в темные окна квартир, где люди не живут уже 3-4 года, и меня просто жуть берет. Особенно жалко стариков, инвалидов, одиноких, которые там по соседству обитают. Кто им поможет? Раньше хоть соседи были, а сейчас никого», – рассуждает дончанин.

Многие внутренние переселенцы уже четко знают, что не вернутся в Донецк, Макеевку, Горловку и другие неподконтрольные города. При этом их, потерявших жилье, работу, уверенность в завтрашнем дне, трудности на новом месте не пугают.

«Мы переехали в село под Мариуполем, к родне, которая уступила нам половину частного дома. С первых дней отношение к нам было вполне нормальным, нам все помогали, – рассказала мама двух 3-летних сестричек-двойняшек Алина Воронцова. – Мы получали постоянно помощь от разных благотворительных организаций: медикаменты от какой-то иностранной организации, не помню название, и от Рината Ахметова продуктовые наборы на детей и на бабушку. Дети уже подросли, а бабушка получает пакеты, там много нужных продуктов».

К слову, те из переселенцев, кто получал какую-то помощь на контролируемых территориях, удивлены тем, что во фронтовом Донецке в этом плане дела обстоят плохо. Разовые акции по раздаче крупы вряд ли можно назвать системной масштабной гуманитарной помощью.

«В Донецке запретили всем раздавать гуманитарку. Только «приближенные» могут подкинуть что-то из «закромов Родины» к празднику. А так, как было раньше – такого уже нет, всех благотворителей чуть ли не под угрозой расстрела выдворили, – поделился пенсионер Юрий Яковлевич Солонин. – С «той стороны», говорят, многие помогают до сих пор, привозят людям помощь. А в Донецке хоть ложись да помирай».

Радость от родных терриконов уверенно уступает место растерянности и пустоте в душах возвращенцев. Их мечты на хоть какую-то стабильность окончательно рушатся.

«Оставаться здесь – значит, обречь своих детей на какое-то непонятное существование. Когда никому нет дела до того, что вокруг страдают люди, то и жить рядом с такими не хочется, как ни обидно это звучит. И я не себя имею в виду – а всех, кто за время этой войны потерял если не все, то многое», – говорит Юлия Соловьева, теперь уже окончательная переселенка на запад Украины.



Загрузка...


Вам понравиться


Мы в Facebook