Танкерные войны: Персидский залив может стать военной ареной двух альянсов | Вести Украина

Танкерные войны: Персидский залив может стать военной ареной двух альянсов

нефть

Мало того, что Персидский залив стал ареной танкерной войны, теперь он может стать еще и ареной схватки двух коалиций: прозападной и проиранской. Как сообщают российские СМИ, Москва предлагает создать аналог Организации по безопасности и сотрудничестве в Европе (ОБСЕ) для Персидского залива. Бывший посол России в Израиле, а ныне спецпредставитель президента по странам Ближнего Востока Михаил Богданов представил новую концепцию коллективной безопасности в Персидском заливе.

В коалицию, обеспечивающую безопасность, предлагается войти помимо России и США, Китаю, Европейскому союзу, Индии, также региональном игрокам. Пока неясно, предлагается ли в эту коалицию войти также и Ирану, ведь именно против него направлены предложения Лондона и Вашингтона о создании военно-морской коалиции стран Запада и региона для обеспечения безопасности судоходства.

Как подчеркивается в заявлении Кремля, предложения нацелены на поэтапное и долгосрочное урегулирование. Миролюбивые намерения России демонстрируются также ее заявлениями, о том что она готовится созвать заседание Совбеза ООН по недопущению эскалации в зоне Персидского залива.

Презентация новой концепции состоялась перед представителями арабских государств, Ирана, Турции, пятерки постоянных членов Совбеза ООН, ЕС, ЛАГ и стран БРИКС. Судя по составу участников, предлагаемый альянс составит явную оппозицию идее западных стран создать союз, в основном состоящий из европейских держав и США. Этот факт признают и российские аналитики, указывая, что данная концепция — конкурент коалиции, предлагаемой Западом.

Это уже не первый случай в серии систематических попыток России создавать конкурирующие альянсы в противовес тем, которые предлагаются США. Например, в противовес планам по созданию так называемого «арабского НАТО», озвученных на недавней конференции по безопасности в Варшаве, в те же самые дни Москва созвала конференцию, в которой участвовали представители Ирана и Турции, закрепляющие их участие в своеобразном «антиВаршавском договоре».

Собственно сложившейся в ходе войны в Сирии союз, состоящий из трех бывших империй, стремящихся вернуть своё могущество: Российской, Оттоманской и Персидской, представляет по большей части не что иное, как попытку своеобразного «анти-НАТО». А стремление подмонтировать к этому альянсу такие союзы как БРИКС или ШОС говорят о стремлении создать более глобальный блок или пакт, аналогичный бывшему военному союзу стран соцлагеря .

Но судя по всему у новой концепции, кроме стратегической цели явно имеется и насущная оперативная задача, ибо в ней озвучивается необходимость начать реализацию этой концепции с «урегулирования региональных конфликтов и разрешения споров вокруг иранской ядерной программы».

Таким образом, программа фактически явно нацелена на защиту Ирана от предполагаемой агрессии со стороны Запада. Объективности ради стоит признать, что идею разработать коллективную систему безопасности в районе Персидского залива Россия высказывает уже не в первый раз. Такие попытки предпринимались и в конце 1990-х годов, накануне американского вторжения в Ирак, и в 2000-х. Однако в то время реальной поддержки инициатива Москвы не получила.

По утверждениям видного российского дипломата Андрея Бакланова, специалиста по региону, в этот раз в Москве намерены «использовать позитивный опыт разблокирования ситуации в Сирии», а также сложившиеся в последнее время тесные контакты с региональными игроками.

Американская операция получила кодовое название Sentinel («Страж»). Пророссийская коалиция пока не имеет своего названия, но многие еще хорошо помнят времена, когда советская армия бдительно стояла на страже мира и социализма. Так что, в Персидском заливе вполне возможно столкновение двух «стражей» или, вернее возглавляемых ими союзов, за новый мировой порядок.

Главная проблема с российскими попытками создавать альянсы или коалиции, составляющие оппозицию Западу, в том, что они наталкиваются на фактическое отсутствие какой-либо привлекательной идеи с ее стороны, могущей составить альтернативу западному миропорядку.
Хотя другие державы из состава того же БРИКСа, который позиционировался как альтернатива странам мировой «восьмерки» смогли создать свои концепции. Китай фактически реализовал идею конвергенции, соединив руководство компартии с преимуществами рыночного капитализма. Индия и Бразилии также нашли свои самобытные пути развития, отвечающие национальным традициям.

Россия же изрядно уставшая в поисках своей национальной идеи, так и не нашла ничего лучшего концепции суверенной демократии и «вечного путинизма», говоря словами главного нынешнего идеолога России Владислава Суркова. Поэтому любые созданные ею альянсы, союзы и коалиции будут в лучшем случае тактическими или кратковременными, в отличие от евроатлантического альянса, который по-прежнему объединен идеями свободы, демократии и либерализма.

На сегодня либерализм активно критикуются и самим Западом, что было подхвачено и российским президентом, но в США и Европе идет активный поиск и более адекватных форм демократии, отвечающих постиндустриальной эре. Среди них например идея самоуправления снизу, близкая анархизму, развитому в свое время российским идеологом Михаилом Бакуниным. Это и идея трехсферной организации социума, предполагающего создание трех отдельных парламентов для духовной, правовой и экономической сфер. Новые идеи развития активно ищутся сейчас и на Украине.

И лишь Россия осталась в полузабытом формате «дипломатии канонерок», за которым не просматривается никакой идеи, кроме нового витка в гонке за мировое военное лидерство при продолжении отставании в сфере экономики и новых технологий.





Загрузка...


Вам понравиться

Мы в Facebook