Русская ловушка: почему многие украинцы по-прежнему хорошо относятся к России | Вести Украина

Русская ловушка: почему многие украинцы по-прежнему хорошо относятся к России

3b05be018e2e9458

Нас не любят — но мы упорно, несмотря ни на что, не замечая войны, насилия и агрессии со стороны ближайшего соседа, продолжаем его любить.

Хорошие отношения лучше плохих. Любовь достойнее ненависти. Мир — добро, война — зло. Вряд ли с этими простыми истинами кто‑то станет спорить. Агрессор, вломившийся в твой дом с оружием, через минуту после вторжения готов предложить мир да любовь. А значит, нужно не сопротивляться, смириться, подчиниться, поворачиваться правильным боком и регулярно платить дань. Тогда отно­шения между сторонами сложатся хорошо, войны не будет, а там, глядишь, и до любви недалеко. Как тут не вспомнить о стокгольмском синдроме.

Россия выбрала для себя именно такую манеру поведения. Джордж Оруэлл в гробу переворачивается всякий раз, когда Владимир Путин в третьем тысячелетии воплощает в жизнь теории пещерной диктатуры, выведенные писателем от имени несуществующего Эммануэля Голдстейна: “Война — это мир”. Но свой выбор Россия сделала не при Путине и даже не при Сталине. Еще царь Петр І ввел созданную им Российскую империю в состояние перманентной войны. А референсы взял из практик Золотой орды, когда сами московские цари сотни лет правили под присмотром монгольских ханов, регулярно платили дань и жили от набега до набега кочевых разбойников.

Однако царь Петр оставил потомкам, хоть Романовы они, хоть советские партийные лидеры, хоть офицеры госбезопасности, наследство куда более ценное, чем военная агрессия, — привычку давить числом, а не умением, и жить бедно, но грозить всему миру. Речь о последовательной культурной экспансии, которую Россия не прекращала даже в ходе самых разрушительных войн. Вездесущие культурные центры стали для российских правителей предохранителем, позволяющим их государству не взорваться. И не сгореть в раздутых своими же силами пожарах.

Россия торгует углеводородами. Часть денег идет на представительские расходы, позволяющие широко представить той же Европе культурное величие воинственной страны. Загадочная русская душа — слоган, придуманный в середине ХІХ века на экспорт. Если принять, что душа — загадочная, не нужно искать логических объяснений происходящему в России и манере поведения ее граждан по отношению ко всему остальному миру.

Спросите, к чему все это? Отвечу: только так можно объяснить результаты последнего опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии (КМИС). Они показывают, что в последнее время украинцы стали лучше относиться к Российской Федерации. Притом что россияне Украину как не любили, так и не любят. Как не процитировать Ильфа и Петрова: “Мне не добиться от вас, Корейко, того, чего добился друг моего детства Коля Остен-Бакен от польской красавицы Инги Зайонц. А он добился от нее любви”.

Нас не любят — но мы упорно, несмотря ни на что, не замечая войны, насилия и агрессии со стороны ближайшего соседа, продолжаем его любить. Хорошо относятся к Российской Федерации, по данным КМИС, 38 % наших сограждан. Как минимум 10 млн не только взрослых, но и детей. Ведь это им, рожденным уже в независимой Украине, бабушки, выросшие на сказках Пушкина, продолжают их читать. “Там русский дух, там Русью пахнет”.

Никто не придает разрушительного значения положительным эмоциям, которые внуки получают от ласковых бабушкиных голосов. Альтернативы сказкам Пушкина как обязательному воспитательному чтению в детстве сотни тысяч украинцев упрямо не видят до сих пор.

Вот она, “русская ловушка”. Многие из читающих данный текст сделают однозначный вывод: автор — записной русофоб, борется с гением Пушкина. А по большому счету призывает вычеркнуть русскую культуру из обихода украинцев. В силу своего невежества ставя ее значение для мира и величие под “бандеровское” сомнение.

Развивая тему, многие сограждане скажут: вот почему ориентация на Европу и США — это хорошо и правильно, а любить Россию и быть носителем пророссийских взглядов — нет. Война — это политика. Сидели бы мы тихо, не лезли на Запад, где нас никто не ждет, и царили бы на нашей территории мир да любовь.

Итак, хорошее отношение к России у миллионов украинцев с войной не связано. Странная любовь к агрессору держится на памяти о сказках Пушкина, на которых мы выросли. На Толстом, Достоевском и Чехове — а ведь писавших в одно время с ними Золя, Мопассана и По у нас почему‑то не культивируют, хотя они тоже признанные миром классики. И на русских советских фильмах в эфире Интера. Украинцы продолжают любить воинствующую Россию только за то, что она милостиво позволяет пользоваться собственным культурным наследием. Да еще и считать это великое своим.




Загрузка...


Вам понравиться


Мы в Facebook