Путин будет давить на Украину, а люди в Крыму ему не нужны

epa04129737 A man drapes the Russian flag on his shoulders as he stands on the coast of the bay of Sevastopol, Crimea, Ukraine, 17 March 2014. More than 95 per cent of Crimeans who had taken part in referendum voted for reunification of Crimea with Russia. On 18 March Russian President Vladimir Putin is to address the Russian Federal Assembly on the Crimea's and the city of Sevastopol's requests to be admitted into Russia.  EPA/ZURAB KURTSIKIDZE

Константин Боровой о проблеме питьевой воды в Крыму.

За годы оккупации Крыма Россия не смогла решить проблему пресной воды для крымчан — от Украины вода не поступает, а местные водохранилища стремительно высыхают. Но этот вопрос и не важен для Кремля, поскольку Владимир Путин использует аннексированный полуостров лишь в качестве военной базы. И чем меньше людей будет жить на полуострове, тем лучше будет для кремлевской верхушки. Такое мнение высказал «Апострофу» российский оппозиционер Константин Боровой.

Несколько раз было сказано, что Кремль считает проблему пресной воды в Крыму чисто коммерческой. Вернее, Кремль хотел бы так считать. И, насколько я понимаю, Москва сделала предложение Киеву по этому поводу — предложение, оценивающее коммерческие вложения и усилия Киева, чтобы вода поступила в Крым. Но для Киева — и это очень правильно — вопрос воды не столько коммерческий, сколько политический.

Думаю, Киев пошел бы на сотрудничество, если бы компенсации оценивались именно как политические — а это, может быть, в сто раз больше денег. Кажется, Москва предлагала оценку проекта в несколько десятков миллионов долларов. Возможный политический ущерб от поддержки России в Крыму Киев оценивает в несколько сотен миллионов. Поэтому вряд ли удастся договориться, при всем теперешнем прагматизме Банковой. Россия не готова компенсировать Киеву возможный политический ущерб от такого сотрудничества.

С другой стороны Россия не ставит задачу развивать Крым. Речь идет о всего лишь о «полуострове-авианосце», который Москва собирается использовать. И уже эффективно использует, ограничив какие-то возможности других черноморских государств. Для Украины фактически перекрыто Азовское море — Россия контролирует там коммерческую, экономическую и военную деятельность. В отличие от Турции, которая, контролируя Босфор, все-таки не принимает выгодных для себя политических решений, Россия в данном случае ориентировалась на политические результаты.

Так что вряд ли проблема с водой будет решена. Тем более, что сейчас режим экономии вводится по разным проектам. Я изучаю сейчас пропагандистские кампании, и активность в этой области ослабла на порядок. Во всяком случае, для российской аудитории. Явно видно, что сегодня внимание сосредоточено на пропаганде «на экспорт».

России, на самом деле, не нужен Крым в качестве территории экономической деятельности. Чем меньше там будет народу, чем больше людей оттуда уедут — в Россию, [подконтрольную Киеву] Украину, — тем управляемее будет Крым. Крымские татары — это огромная заноза для российских спецслужб, российского политического процесса. Это маленькая группа людей, и она вполне в состоянии решить для себя проблему воды с помощью опреснителей. Но Россия, конечно, эту проблему решать не будет.

Россия будет пытаться давить на Украину. Но я не думаю, что эти попытки будут радикальными, военными. В начале кампании по захвату Крыма была попытка сохранить водный поток. Сейчас, похоже, люди, формирующие повестку по поводу Крыма, уже не считают это принципиальным и важным моментом. Российская пропаганда научилась оперировать виртуальными событиями. Для россиян вполне достаточно сообщений и придуманных примеров, что Крым благополучно развивается. При этом благополучное развитие само по себе Кремлю не нужно. Им не нужно там население, зона отдыха, коммерческая деятельность — Кремлю достаточно контроля над территорией.



Вам понравиться

Мы в Facebook