«Наверху просто попросили денег». Что стоит за повальными обысками у бизнеса, которые идут по всей Украине | Вести Украина

«Наверху просто попросили денег». Что стоит за повальными обысками у бизнеса, которые идут по всей Украине

77_main

В Украине открыли новый сезон охоты на бизнес. Накануне Дня независимости СБУ нагрянула с обысками во львовский офис концерна Галнефтегаз, которому принадлежит крупная автозаправочная сеть ОККО.

Официальный повод — досудебное расследование в рамках уголовного дела по статье ч.3 110-2 УК, проще говоря, обвинения в финансировании терроризма.

«Обыски длились 21 час и фактически парализовали работу компании. Суть обвинений СБУ состоит в том, что мы, якобы, продолжаем вести бизнес на временно оккупированной территории Донецкой обл. (в том числе в так называемой «ДНР») и Крыму. Еще раз сообщаем, что, начиная с 2014 года наша компания не работает на временно оккупированных территориях», — говорится в официальном пояснении компании.

Там также добавили, что надеются решить недоразумение уже в ближайшее время в юридической плоскости. «И получить от СБУ извинения не только за имущественные, но и за репарационные убытки, которые получила компания».

Впрочем, история с ОККО — лишь вершина айсберга. Практически все эксперты, с которыми пообщалась «Страна», в один голос утверждают — в последнее время давление на бизнес заметно усилилось.

«Проверять стали чаще и жестче. Никакие моратории на практике уже фактически не работают — в компании потянулась вереница контролеров из самых разных инстанций», — рассказал глава Союза защиты предпринимательства Сергей Доротич.

С одной стороны для усиления проверок есть объективные предпосылки, к примеру, массовые отравления граждан некачественной едой или ЧП в торговых центрах. С другой — контролеров часто используют для рейдерства или шантажа, — пояснил «Стране» глава секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский.

Председатель Всеукраинского профсоюза промышленников и предпринимателей Наталия Землянская говорит, что под колпак чиновников попадают в основном ликвидные и хорошо зарабатывающие компании, которым «есть что терять». А сам вал проверок она называет «всплеском предвыборных маневров».

Руководитель Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко добавляет: так как денег у политиков при власти становится все меньше, а бизнес не спешит голосовать за них своими взносами, его «стимулируют» массовыми проверками. «Причем, если раньше речь могла идти о продажи задешево части бизнеса, то сейчас берут исключительно живыми деньгами», — говорит Дорошенко.

«Страна» разбиралась как и кто кошмарит бизнес в Украине

«Опускают на землю, возвращают в инвестклимат»

Визитеры из СБУ давно стали главной страшилкой для украинского бизнеса. Потягаться с ними могут разве что налоговики, работающие по статьям об отмывании денег.

«Нагрянуть могут к кому угодно. В военное время статью «пособничество терроризму» или «финансирование терроризма» можно пришить любому. Возможно, ничего и не докажут, но покошмарят как следует и добьются своего», — отмечает глава Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко.

«Вот уже полтора года, де-юре несуществующая налоговая милиция (в ожидании нового органа – Национального бюро финансовой безопасности Украины), пытается выдавить последние соки из бизнеса. Под любыми предлогами милиционеры проводят сотни обысков, допросов и выемок, пугают предприятия фиктивностью их контрагентов и просто угрожают уголовными делами. Количество таких случаев увеличивается, что называется, лавинообразно. Только в 2017 году количество обращений в суд для проведения обыска по сравнению с 2012 годом увеличилось в 45 раз! При этом порядка 85% таких обращений удовлетворяются судами. Так, до сих пор у всех на слуху определение следственного судьи районного суда Киева, которым было дано разрешение на проведение обыска почти тысячи предприятий», — рассказал «Стране» старший юрист компании Pragnum Алексей Некрасов.

Закон с помпезным названием «Макси-шоу стоп», который приняли в Украине в прошлом году, на практике не работает, — добавил Сергей Доротич.

«Нормы в нем выписаны так нечетко, что у силовиков по-прежнему очень широкие полномочия. Скажем, оргтехнику можно изымать, если есть подозрения, что она была задействована в преступной деятельности. Но по такой статье можно спокойно, как и раньше, забирать сервера и компьютеры, так сказать, чтобы рассеять подозрения», — отмечает Доротич.

В случае с той же ОККО зацепкой стали заправки на территории ДНР и Крыма, которые, как говорят в самой компании, давно им неподконтрольны: разграблены, а в некоторых случаях и уничтожены. Общую сумму убытков от потери этих АЗС»Галнефтегаз» оценивает в 80 млн. долларов.

В марте этого года, как уже писала «Страна», отмывание денег и финансирование терроризма «шили» крупной сети доставки «Нова пошта».

Эксперты не сомневаются, что причины претензий СБУ к компаниям совсем не связаны с терроризмом.

«Лично для меня в этой истории (с ОККО — Прим. Ред.) существует один вопрос: кто заказчик? Думаю выражу общее мнение, что просто так наезды СБУ и прочих силовиков уже давно не проходят», — написал на своей странице в Facebook эксперт консалтинговой компании А-95 Сергей Куюн.

Среди причин визита силовиков на ОККО он называет как корпоративные разборки (в частности, тот факт, что ОККО в этом году заметно подвинула близкую к окружению Порошенко компанию «Трейд Коммодити» и нарастила поставки нефтепродуктов по заказу Минобороны), так и слишком активную отраслевую деятельность (способствовала сносу нелегальных заправок в Киеве). Но есть и третья версия.

«Не исключаю, что кто-то наверху просто попросил денег. Тем более полномочия многих «бессмертных», как им почему-то кажется, в следующем году тю-тю. Но в компаниях типа ОККО с ЕБРР и Мировым банком в акционерах такое уже не прокатывает. Вот и решили опустить на землю, вернуть в инвестклимат. Думаю, Виталий Антонов (президент «Галнефтегаза» — Прим.Ред.)и его люди понимают, откуда прилетело, но пока решили придерживаться дипломатического пути решения проблемы. Но думаю это не поможет. Мы все давно на войне», — уверен Сергей Куюн.

Алексей Дорошенко говорит, что силовики кошмарят в основном наиболее лакомый крупный бизнес. «Откупится можно практически всегда, договариваются о суммах в индивидуальном порядке. Причем, сумма просчитана наперед и с учетом реальных возможностей бизнеса. И по мере приближения выборов «билеты» продают все чаще — ведь денег на кампанию мало, а желающих добровольно вкладываться все меньше», — рассказывает Дорошенко.

По словам Наталии Землянской, с проблемами сейчас столкнулись, в частности, крупные химические предприятия.

«Сначала власти не повышали антидемпинговых пошлины, из-за чего наши производители фактически не могли конкурировать с российскими поставщиками. А потом, когда повышения тарифов все же добились, начались сложности с логистикой — «Укзализныця» не дает составов для транспортировки продукции, склады завалены. Все это мы расцениваем именно как давление на бизнес», — рассказала Землянская.

Она добавляет: бизнес будет страдать, пока не научиться объединяться и отстаивать свои права. Дорошенко говорит, что большинство защищается, пытаясь придать своей истории максимум публичности — привлекают СМИ, активно освещают дело в соцсетях. Но, что парадоксально, общительность топ-менеджеров компании резко заканчивается как только им удается решить свою проблему. К примеру, в той же «Новой поште», которая активно комментировала «Стране» наезд силовиков на их собственный бизнес, в этот раз отказались от комментариев.

Эксперты, с которыми пообщалась «Страна», говорят, что ряд компаний «откупились» от проверяющих, оплатив медицинские страховки для своего персонала через близкую к властям страховую компанию.

«Это сейчас очень популярный способ оплаты. Через страховые компании проходят огромные суммы», — говорит источник на рынке.

По его словам, в случае с крупным бизнесом отступные измеряются сотнями тысяч, а то и миллионами долларов.

Ходят вереницей и выставляют счета

Впрочем, как рассказали «Стране» эксперты, сейчас кошмарят не только крупный и денежный бизнес. Контролеры все активнее захаживают и в средние и мелкие компании.

В списке проверяющих эксперты называют налоговиков, Госпотребслужбу, Госслужбу по вопросам труда, Госслужбу по чрезвычайным ситуациям и пр.. «Они стали ходить чаще — как с плановыми, так и с внеплановыми рейдами. Причем, нередко ходят что называется вереницей — только закончилась одна проверка, идет следующая. Бизнес выбивают из колеи на недели, так как во время проверок работа компании фактически блокируется, ведь с ней предпочитают прекращать сотрудничество даже контрагенты и клиенты, так сказать, от греха подальше», — рассказал «Стране» Дорошенко.

При этом мораторий на проверки бизнеса, который действовал в Украине в последние два года (он не распространяя только на налоговиков), а в декабре 2017 был продлен до 2019г, сейчас фактически не работает, — утверждает Сергей Доротич. «В конце прошлого года в закон «О временных особенностях осуществления мер государственного надзора в сфере хозяйственной деятельности» внесли изменения. Ими контролирующим органам самим предложили выработать критерии какие компании  проверять, а какие — нет. В итоге любую компанию могут внести в список «высокорисковых» в ручном режиме. К нам недавно обратился предприниматель, к которому нагрянула Госслужба по чрезвычайным ситуациям, оценив его офис как «объект массового скопления людей», хотя там в штате 15 сотрудников, а клиенты фактически не ходят», — говорит Сергей Доротич.

Госслужба по чрезвычайным ситуациям активизировалась с проверками только недавно. По-сути, это хорошо знакомые бизнесу пожарные инспектора, которых в свое время называли одними из самых коррумпированных контролеров (что, собственно, было одной из причин отмены «пожарных» проверок). А вскоре «на сцену» выйдет и санстанция в новом обличье, об аппетитах которой в среде бизнеса тоже ходят легенды, — предупреждает Сергей Доротич.

Бизнесу пополнение в рядах контролеров грозит дополнительными расходами. С одной стороны, постоянно растут официальные штрафы. К примеру, в случае с Госслужбой по вопросам труда они могут достигать 360 тыс. грн. Госпотребслужба имеет право оштрафовать на процент от оборота, что ля больших торговых сетей исчисляется миллионами гривен и т.д.

Параллельно увеличиваются и суммы неофициальных платежей «за решение вопроса». Если раньше контролеры, особенно в регионах, довольствовались несколькими сотнями долларов, то сейчас таксы меньше 1 тыс. долларов просто нет, — рассказал «Стране» один из киевских предпринимателей, попросивший не называть его имени.

Собеседник «Страны» имеет несколько торговых точек на продуктовых рынках столицы и с недавних пор сам ходит под статьей.

«Поймали на взятке. Причем, взятку в 5 тысяч долларов попросил налоговик, с которым мы давно знакомы и плотно работали. Попросил не по конкретному делу, а «просто так», в счет бывших и будущих проверок. Как узнал позже, его самого вынудили организовать «взятие с поличным». Теперь, чтобы замять это дело, мне выставили сумму в 50 тыс. долларов. Иначе грозит тюремный срок от 2 лет. Наверное, придется платить», — рассказал бизнесмен «Стране».

Он также говорит, что контролерам «сверху» спускают суммы, которые нужно выбить из предпринимателей. Вот они и выкручиваются, как могут, придумывая все новые и новые схемы, — жалуется бизнесмен.

Причем вопрос — что лучше: откупиться или попробовать отстоять свои интересы в судах — остается открытым. Адвокат и управляющий партнёр АО «Suprema lex Виктор Мороз говорит, что дел по противодействию правоохранительным органам дел стало значительно больше.

«Иногда суды уже даже взыскивают с правоохранителей причиненный бизнесу ущерб, но в целом бороться с правоохранительной машиной все так же сложно по причине того, что суды стоят на их стороне», — подытожил эксперт.



Monobank [CPS, API] UA


Вам понравиться


Мы в Facebook